Содержание

Иван Ургант — о работе в фастфуде, узких брюках, бедных мужчинах и лжи: Явления: Ценности: Lenta.ru

Шутки Ивана Урганта стоят много тысяч евро, и они того стоят. В горячую пору корпоративных вечеров на фоне падающего рубля «Лента.ру» взяла у телеведущего антикризисное интервью, где минимум юмора и максимум того, за что обычно ему не платят.

«Лента.ру»: В какой степени ваш юмор несет социальную нагрузку? Чем вы помогаете людям?

Ургант: Социальная составляющая моего юмора находится за границей моего же сознания. Я стараюсь не препарировать юмористический контент, который вываливается из моей ротовой полости. Это вам — ученым, элите, гуманитариям — дана привилегия нас, шутников, как лягушек, распластывать на стеклах.

Что ж с вами еще делать. Вы же, говоря по-русски, opinion maker.

Я вовсе не opinion maker — никогда не высказываюсь по каким-то важным явлениям и событиям. Может, мне хотелось бы им быть. Но так. Отчасти. Я полупроводник между зрителем и контентом. Контент приходит ко мне в программу — в лице актеров, певцов, режиссеров, музыкантов, политиков, а я делаю так, чтобы о них узнали люди с другой стороны экрана и зрители в студии.

Если, допустим, зритель — это рот, а гость моей программы — суп, то я ложка!

Хорошо, что не вилка.

У меня чуть больше зубов.

Явно намного больше, чем у коллег на других каналах, которые никак не могут выпестовать формат вечернего шоу, хотя бы чем-то похожего на ваше. Как думаете, почему?

Мы разговаривали как-то с коллегами из-за рубежа — они жалуются на то, что у них постоянно не хватает гостей. И мы, кстати, жалуемся на то же. Разница лишь в том, что у них пятнадцать таких программ, а у нас — одна. И в нее каждый вечер нужно кого-то звать. Я убежден, что будет расти число популярных, талантливых, интересных, веселых людей, которых мы могли бы приглашать. И пропорционально будет расти количество ярких, веселых, талантливых телеведущих.

Как вы компенсируете нехватку гостей?

Переодеваем старых.

Кстати, про переодевания. Продолжается кризис, и есть опасения, что у нас не останется поводов наряжаться, надевать самое лучшее.

Да всегда останутся! Просто взял и надел самое лучшее, прошелся по темным улицам, посмотрел в окно, незаметно пересчитал левой рукой деньги в кармане, вернулся, налил в грелку горячей воды, которую вскипятил на газовой плите, положил себе под печень, заснул.

Неплохо. Уже какая-то перспектива есть. У вас самого есть поводы поразнообразнее?

Да я вообще люблю красиво одеться. Еще чуть-чуть и краситься начну. Но пока наряжаюсь как ненормальный. Мне тут как-то брюки заузили до такой степени, что у меня нога в них не пролезла.

Это модно сейчас.

Когда ляжки трещат — немодно. Я этот треск в последний раз слышал, когда бежал в школу по морозу при минус сорока в Ленинграде. А вообще красивый, опрятно одетый человек (говорю сейчас не про себя — я не очень опрятный и не всегда угадываю с цветом галстука) всегда вызывает больше доверия. Такому человеку, особенно если у него в руке будет нож, я сразу отдам свой мобильный телефон, но с хорошими чувствами. Ведь я буду знать, что он потратит деньги от его продажи на красивые вещи. Или на свою бабу.

Фото: Данил Головкин

А что же мы будем носить, когда денег ни на что не останется, одежда истреплется, баба уйдет, а телефон сядет?

Во-первых, хорошо, если сядет телефон, а не кто-нибудь другой. Во-вторых, нужно бережно относиться к вещам. Стирать в хорошем порошке. Не занашивать. Аккуратно складывать. Тогда их хватит надолго.

Так мы же все лучшее постоянно носим уже.

Вот это моя проблема, конечно. Я иногда люблю покупать себе какие-то вещи. Иногда мне их дарит жена. Или я просто надеваю ее пальто и ее голосом говорю: «Ванечка, вот тебе новые брючки». Но как только у меня появляется новая вещь, я думаю: как же сейчас ее трепать по этим первоканальным трущобам. Нет уж, пусть она еще полежит. А потом, когда ты ее снова берешь, то понимаешь — все, она перележала! Конечно, можно ее надеть, но ты будешь дурачком в прошлогодних брючках.

Это сразу было заметно.

Именно. Сказывается наше бережливое детство. У нас была одна пара джинсов, одна пара обуви на вырост и прочее. Сейчас настаиваю: если купил какую-то вещь, надо ее надеть сразу, а потом в ней и спать лечь. Чтобы насладиться досыта. И расставаться с одеждой надо смело. Взял — и отдал половину гардероба кому-нибудь.

Да, все эти шляпы, галифе, чулки, бабочки. Кстати, умеете их завязывать?

Бабочку завязывать не умею. Вот тоже позор: на логотипе «Вечернего Урганта» бабочка, а я не могу с ней справиться. Но я близко дружу с человеком, который может мне ее завязать. Ну, и бабочки уже сейчас выходят из моды. Все реже я надеваю их на эфир. В тренде галстуки.

Может, доработать логотип?

На логотипе галстук будет похож на петлю. Это уже получается передача про ку-клукс-клан. Неинтересно. И бабочка — все-таки легкомысленное насекомое.

Зато галстук-селедка — серьезное.

Ну, еще бы! Селедочка, черный хлебушек, лучок сверху. Положили — съели. Но это уже другое. Это «Смак». А что мы с вами все про шмотки? Мы же мужики.

Во-первых, начали вы, а во-вторых, и правда — есть же другие увлечения! Женщины, машины, украшения.

Вот! Своей женщине я дарю украшения. Еще из увлечений — баня, бильярд, подледный лов, соколиная охота. Стандартные хобби. Я ведь среднестатистический житель мегаполиса.

А как же загородная жизнь? У вас есть свой «замок Урганта» — что-то наподобие «замка Галкина»?

Есть просто дом. Но из дома Урганта виден замок Галкина. Так сложилось географически, что у меня и в окне, если присмотреться, есть замок, где живет Максим. Я ему об этом говорил. Он смеялся.

Вторичка или строились?

Все с нуля. Весь цикл. Вы спросите меня, видно ли было из моего котлована котлован Галкина? Нет, не было.

Вернемся к женщинам. Допустимо, по-вашему, чтобы женщина платила за мужчину?

Это очень серьезный вопрос. Я, пожалуй, сниму боа.

Итак. Такое, конечно, допустимо, если женщина физически сильнее. Как бы ты ни пытался за нее заплатить, она тебя прижмет одной рукой к дверному косяку, а второй — отсчитает эти шестьдесят четыре рубля за картошку с наполнителем.

Я уверен, что мужчина всегда должен платить за женщину. Особенно если она гораздо богаче него. Ей будет забавно наблюдать, как он собирает по карманам свои гроши. Бывают разные ситуации. И почему мы лишаем возможности молодого, интеллигентного, красивого, но, к сожалению, бедного человека жениться на богатой вдове? Если вы мужчина, найдите способ заплатить за даму!

А когда хочется быть с дамой, но не на что?

Так не водите ее в то место, в котором вы не сможете за нее заплатить. И дама, вероятно, даже сможет полюбить вас. И в будущем разделит с вами капиталы покойничка мужа. Мудрая женщина не потащит вас в дорогущий суши-бар. Она будет готова разделить с вами эту чудесную дагестанскую кухню прямо из палатки.

Вообще, отсутствие денег — не повод для стыда. Стыдиться надо, если ты деньги добываешь преступным путем.

Удивительные вещи говорите!

Так мы постоянно должны друг друга удивлять! Мужчина должен удивлять женщину. Не в том смысле, что она приходит домой, а вы там с солистками балета на льду играете в преферанс. А в смысле — дарить подарки.

Стоимость подарка важна?

Никого это не волнует. Можно подарить ключи от квартиры так, что не захочется их брать (хотя такое сейчас встречается все реже). А можно элегантно и неожиданно подарить герань.

Главное — не прогадать с геранью.

Так пусть притворится, что любит герань! Он же хочет сделать приятное! Я не признаю разговоры из серии: «Ой, не надо мне ничего дарить, у тебя странный вкус, сама себе все куплю». Притворись! И вы притворитесь, если она подарит вам не ту герань. И таким образом, постоянно притворяясь, вы будете счастливо и долго жить во лжи! Но это будет счастливая ложь. Во спасение.

В интервью журналу Interview вы рассказывали, что вам интересно было бы встретиться с крупными политическими деятелями в кадре — спросить, какое вино они любят, над чем они искренне смеются, что они за люди вообще. Их сейчас, к счастью, с нами нет, поэтому все эти вопросы — к вам.

Над чем я смеюсь? Над фильмом «Страна Оз» Василия Сигарева!

Неплохой способ заставить себя смеяться.

А вы видели фильм? Да? Нет! Вы соврали, а я сказал правду. Я рекомендую всем вашим читателям, а их много, посмотреть это кино. Знаю многих людей, которые над ним не смеются. А я смеялся до слез. И даже несколько раз пересматривал этот фильм. Иногда я смеюсь в тишине из-за хорошего настроения. Когда попадаю в замкнутое пространство, где нет окон. Хожу по нему, начинаю источать юмористическую энергию и смеяться. Но это уже больше похоже на диагноз.

Фото: Данил Головкин

Какой автомобиль под какой возраст мужчины лучше всего подходит?

Ближе к концу — катафалк. Где-то в начале жизни — детская машина с педалями. Между этими двумя транспортными средствами — Audi.

У вас какая модель?

У меня разные. Я езжу на новом Audi Q7. Еще у меня есть A8 Long. Автомобильный бизнес устроен так, что когда ты садишься в одну модель, думаешь: черт, ну когда же выйдет другая. Когда выходит другая, хочется, чтобы первая тоже обновилась. Это как с мобильными телефонами. Они выходят каждую секунду. И ты не успеваешь насладиться одной машиной, как уже появилась другая — с новой линией фар.

Да, и диоды добавились.

Бросьте, какие диоды! Сейчас уже можно выставлять любой цвет подсветки салона. Я надеюсь, что когда-нибудь ко мне будет подведен провод, чтобы от моего настроения менялось освещение в салоне. Горит красный — не надо спрашивать документы у этого человека.

Вадим Дымов в недавнем интервью «Ленте.ру» рассказал, что мечтает работать в книжном магазине. А где и кем вы тайно мечтаете работать? Или, может, работаете?

Любой интеллигентный человек хотел бы работать в книжном магазине. Просто чтобы быть поближе к книгам.

Но еще мне кажется, что я бы мог работать в фастфуде. Стоять в окне вагончика, к которому бы подходили юноши, девицы, хипстерня. Они протягивали бы мне свои смятые рубли, а я б им высовывал какой-нибудь бутербродище. А по вечерам я бы открывал дверь вагончика, садился бы на ступеньки, вытирал бы фартуком промасленное лицо, и ветер играл бы с моими татуировками.

Да, татуировки — обязательное условие. А пока они не появились?

Тогда я мог бы стать спортивным комментатором. В принципе, эта работа похожа на ту, что я делаю сейчас.

Какой вид спорта комментируем?

Баскетбол. Только баскетбол. Что за идиотский вопрос. Я читал ваше интервью с Дымовым — ни одного идиотского вопроса. А здесь вот начинается.

А еще мог бы работать дегустатором. Это интересно.

Кинокритиком быть здорово. Отмечу, что всем нашим кинокритикам — а я знаю только Антона Долина, потому что мы с ним вместе работаем, — не хватает критики. И самих критиков тоже не хватает. Театральных, телевизионных. Нужны люди, чей авторитет позволял бы им резко ругать или сильно хвалить что-то. Так много всего — мест, премьер, событий. И хочется пойти, что-то посмотреть, что-то сделать. И здесь необходимо компетентное четкое мнение. Вот Антон Долин мне недавно сказал: сходи обязательно посмотри этот фильм. Я пошел. Плохой фильм.

Какой же?

Ну, я же не критик. Вот сейчас я назову фильм, и Спилберг обидится.

о страстях, деньгах и людях в интервью Радио КП

На Первом канале стартует новый сезон шоу «Вечерний Ургант». Чем теперь будет удивлять зрителей Иван Андреевич и легко ли каждый день делать самое популярное шоу на центральном телевидении? Как правильно готовиться к новому сезону? Об этом рассказал Иван Ургант в интервью Радио КП.

Скачать передачу [mp3, 11.0 МБ]

Мы предлагаем полный текст программы.

Е. Афонина:

— Сегодня долгожданная премьера на телевидении. На Первом канале стартует новый сезон шоу «Вечерний Ургант». Чем теперь будет удивлять зрителей Иван Андреевич и легко ли каждый день делать самое популярное шоу на центральном телевидении? Как правильно готовиться к новому сезону? Об этом узнаем у самого Ивана Урганта. Он с нами на связи.

И. Ургант:

— Здравствуйте. Если честно, я, услышав эти вопросы, мысленно понимаю, что у меня нет ответов на них. Я сам все время себе их задаю: что делать? Как быть? Зачем?

Е. Афонина:

— Главный вопрос: кто виноват? Вы о нем тоже забыли.

И. Ургант:

— Нет, виноват Билан, судя по мнению жителей Самары, по последним новостям. Я сейчас, ожидая нашего разговора, слушал ваши новости и просто нахожусь в шоке.

О том, какие подарки ждет к свадьбе Ксения Собчак

Е. Афонина:

— Что делать. Мы тоже находимся в шоке. Встретились два человека, полюбили друг друга, и, кажется, на всю жизнь. А потом выясняется…

И. Ургант:

— Вы сейчас говорите про Плющенко и Рудковскую.

Е. Афонина:

— Нет.

И. Ургант:

— У всех по-разному.

Е. Афонина:

— Я говорю сейчас о ваших ближайших гостях, которые за два дня до свадьбы объявленной появятся у вас на одной из первых программ. Это Ксения Собчак и Константин Богомолов. Нет?

И. Ургант:

— Вы знаете, и Ксения Собчак, и Константин Богомолов придут к нам в программу. Мы подгадали, чтобы они пришли в одну программу. Программа выйдет в эфир 13-го, в пятницу. А когда еще выпускать программу с такими гостями? Пятница, 13-е.

Е. Афонина:

— Они-то к вам в гости придут. А вы к ним званы на торжественное мероприятие?

И. Ургант:

— Ох, вот об этом как раз и мы будем разговаривать в передаче. Почему кому-то приходят приглашения на их свадьбу, а кому-то – нет? Почему мы должны покупать эти подарки, о которых нам разослали СМС-сообщения? Это все будет подробно оговорено в эфире.

Е. Афонина:

— Иван, заметьте, вы это сами сказали, не я вас об этом спрашивала. То есть они уже разослали список подарков. Вам-то что досталось?

И. Ургант:

— Слушайте, вы что, Ксению не знаете? Вы думаете, что она на самотек бросит вот эти вещи? Да вы что, это тщательно организованная и спланированная акция. Кстати, акции тоже можно дарить. Отдельный пунктом написано у Ксении. Ярких, больших госкорпораций.

Е. Афонина:

— Но вам-то СМС пришло с просьбой что подарить, с чем прийти?

И. Ургант:

— Мне пришло приглашение с надписью… видео приглашение. Мы его покажем в эфире.

Е. Афонина:

— То есть опосредованно вы подтвердили – свадьба будет. Спасибо вам и за это тоже.

И. Ургант:

— А никто не подтверждал? Да вы что!

Е. Афонина:

— Вести свадьбу будете не вы?

И. Ургант:

— Подождите! Вы что? Да вы что меня… Да как так?

Е. Афонина:

— Вы сами.

И. Ургант:

— Нет, я сам про это прочитал. Не знаю, ну что делать…

Е. Афонина:

— Да бог с ним. Как говорится… пирком да за свадебку.

И. Ургант:

— Вот точно бог… Я надеюсь, что все это не без бога происходит.

Е. Афонина:

— Не первый раз, правда, у молодых. Но опять же, жизнь большая, серьезная. Поэтому с кем и когда встретишься – не ясно. Вы не будете вести эту свадьбу? Не вас пригласили в качестве человека, который будет все мероприятие тамадить?

И. Ургант:

— Ничего не могу сказать. Ни одного слова не могу сказать больше.

Посмотрите, если бы не я, была бы явка вообще?

Е. Афонина:

— Тогда перейдем на более серьезные темы. Естественно, не можем вас не спросить о вашей прописке. Она у вас московская или санкт-петербургская? Это я так плавно намекаю: где вы голосовали? Если вообще голосовали в прошедшее воскресенье?

И. Ургант:

— Что значит – если вообще голосовал? Посмотрите, если бы не я, была бы явка вообще? Я, конечно, голосовал в своем родном Санкт-Петербурге, обязательно пошел и проголосовал.

Е. Афонина:

— Наверное, о политических пристрастиях спрашивать нельзя.

И. Ургант:

— Как-то это неловко, странно. Спрашивать про политические пристрастия – это все равно что спрашивать у Билана, выступал ли он пьяным. Такие вопросы не должны звучать.

Мы отдыхаем ровно столько, сколько не выходит в эфир наша передача

Е. Афонина:

— Вопросы об отдыхе звучать могут?

И. Ургант:

— Конечно.

Е. Афонина:

— Как вы провели эти два месяца? А почему вообще телеведущие столько отдыхают? Вы прям как учителя, как врачи и как сотрудники спецслужб отдыхаете.

И. Ургант:

— Во-первых, учителя, врачи и сотрудники спецслужб – это то, на чем держится наша страна. Во-вторых, мы отдыхаем ровно столько, сколько не выходит в эфир наша передача. Более того, даже меньше, потому что отдыхаем-то мы месяц, потом еще месяц готовимся к новому сезону и медленно выходим из режима отдыха и плавно заходим в режим работы.

Е. Афонина:

— Стресса нет от того, что вам приходится плавно выйти из отпуска и, например, разговаривать с теми людьми, которые действительно стали абсолютно топовыми персонажами? Я сейчас говорю и, в частности, о певице Билли Айлиш, которая будет у вас, 17-летняя звезда.

И. Ургант:

— Сегодня.

Е. Афонина:

— Вы зачем на стол-то залезли?

И. Ургант:

— Что значит – зачем? Послушайте, вы мне задаете вопросы, ответы на которые можно узнать, посмотрев передачу. Вы все увидите в передаче. Откуда у вас такая информация? Программа еще не вышла в эфир.

Е. Афонина:

— Вот видите, а мы уже все знаем.

И. Ургант:

— Вот эти комсомольцы! Везде успеют засунуть свои комсомольские носы.

Что же касается передачи, первым гостем программы будет Дамир Юсупов и экипаж «Уральских авиалиний», аэробуса А-320. Они сегодня пришли, за исключением второго пилота, он себя не очень хорошо чувствует. А остальные все пришли к нам на передачу. И вот кто герои-то настоящие. Замечательные люди. Дамир Юсупов просто оказался невероятно тонким, приятным человеком.

О слове «ж…» и повторенье, матери ученья

Е. Афонина:

— Ваша программа выходит уже семь лет. Кажется, все звезды побывали. Будет и Джеки Чан гостем вашем программы. Как не повторяться в этой ситуации?

И. Ургант:

— Знаете, тут все очень просто. Во-первых, мы выходим давно. Надеемся, что многие вещи уже забыли. По крайней мере, мы точно некоторые вещи забываем, приходится себе напоминать. А во-вторых, гости такого масштаба, которые появляются у нас в эфире, позволяют нам радоваться тому, что они возвращаются. Потому что те жалкие десять, двенадцать, пятнадцать минут, которые мы уделяем на гостя, в силу хронометража своего выпуска, их, конечно, не хватает никому.

Е. Афонина:

— Должна констатировать с сожалением, что вы повторяетесь. В конце прошлого сезона «Вечернего Урганта» вы впервые в истории программы произнесли в эфире слово «жопа». Вы говорили про училку, которая пыталась вычислить, кто из учеников написал это слово на парте.

Недавно опять прибегли к этому слову, когда в Инстаграме поздравили бабушку Нину Николаевну с 90-летием. Вам так понравилось это слово? Может быть, вы нашли в нем что-то потаенное? Может быть, еще какие-то слова готовы произнести не по одному разу? Может быть, даже в нашем эфире?

И. Ургант:

— Знаете, нет. Я такие слова для вашего эфира оставлю на совести ведущих вашего эфира. Мне даже сейчас неловко стало.

Е. Афонина:

— Но вы это говорили.

И. Ургант:

— Такое ощущение, что я не радио слушаю, а такое ощущение, что я в подворотне стою. Вы уж, пожалуйста, нас не разочаровывайте, дорогие друзья. Такие вещи в эфире нельзя произносить.

Е. Афонина:

— Даже в телевизионном?

И. Ургант:

— В телевизионном эфире можно цитировать, но не произносить. А вы сейчас, моя дорогая, как будто бы даже упивались этим словом.

Е. Афонина:

— Нет, ну что вы!

И. Ургант:

— Как будто вы даже смаковали эту самую пресловутую…

Е. Афонина:

— Но я процитировала вас, Иван.

И. Ургант:

— Ах, нет, ах, нет, ах, нет. Поздно. Колокол пробил. И великий цензор уже вышел в сторону вашей землянки, из который вы ведете вещание.

Е. Афонина:

— Нет, Иван, должна вас разочаровать. Дело в том, что это абсолютно нормативная лексика.

И. Ургант:

— Да вы что?

Е. Афонина:

— Серьезно. Давайте вместе произнесем это слово! Готовы?

И. Ургант:

— Отлично! Давайте! Раз, два, три!

Е. Афонина:

— Саечка за испуг это называется.

Я уверен, что найдутся мои друзья и соведущие, которые с удовольствием встанут на мое место

Е. Афонина:

Иван, скажите, а можно представить, чтобы в «Вечернем Урганте» сменился ведущий? Были разные варианты. И любимые телеведущие, к сожалению, получали чуть ли не во время эфира травму, и приходилось как-то их немножечко сменять другими.

И. Ургант:

— Спасибо огромное, что вы рассматриваете подобные варианты развития событий.

Е. Афонина:

— Я их не рассматриваю. Я с ужасом об этом думаю.

И. Ургант:

— Честно могу сказать: почему нет? Я думаю, если по каким-то причинам не смогу я быть в эфире, ну мало ли что может быть, такое может быть. Семь лет получалось, в общем-то. Но вдруг что-то. Я уверен, что, конечно, найдутся мои друзья, товарищи и соведущие, которые с удовольствием встанут на мое место.

Е. Афонина:

— Рассматривать сейчас кандидатуры мы не будем? Тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не понадобилось. Правильно?

И. Ургант:

— Просто давайте не будем их рассматривать. Без тьфу-тьфу-тьфу.

Вы хотели бы самого себя проинтервьюировать?

Е. Афонина:

— Пародист… сделал сценку, как вы берете интервью у самого себя. Как вам такая идея? Вы хотели бы самого себя проинтервьюировать?

И. Ургант:

— Честно сказать, любопытная вещь. Но я бы так сказал: очень сильно затягивающая. Можно глубоко в это погрузиться. И оказаться в полной… ну, мы это слово с вами не произносим.

Е. Афонина:

— Мы решили с вами его не произносить. Для того, чтобы не вызывать что – дурные эмоции?

И. Ургант:

— Чтобы не вызывать дурные эмоции у старых комсомольцев, которые слушают ваше радио.

Е. Афонина:

— Хорошо, видите, мы обновляемся и омолаживаемся. Но не через слово, отнюдь.

Подальше от больших скоплений людей, страстей и денег

Е. Афонина:

Так все-таки, Иван, лето вы где провели? Где спасались от московских дождей и московских митингов? Или, может быть, в них участие принимали?

И. Ургант:

— Знаете, летом я находился за городом. Вот я просто уехал за город – и все, в городе меня не было. И старался проводить время со своей семьей и подальше от больших скоплений людей, страстей и денег.

Е. Афонина:

— А есть информация, что вы в Италии были. Это ваш загород?

И. Ургант:

— Это же не в городе.

Е. Афонина:

— И Юрмала тоже загород.

И. Ургант:

— Конечно, Юрмала и Италия – это все загород.

Е. Афонина:

— Финальный вопрос. Прозвучит весьма кондово и достаточно пошло: а чего вы ждете от нового сезона?

И. Ургант:

— Я на кондовые и пошлые вопросы буду отвечать пошло и кондово. Жду, что он будет еще интереснее по сравнению с предыдущими сезонами. И доставит удовольствие не только его создателям, но и его зрителям.

Е. Афонина:

— Пожелаем вам удачи, успехов. Побольше зрительского внимания.

И. Ургант:

— Спасибо.

Е. Афонина:

— Благодарим человека, которого каждый вечер с удовольствием ждут зрители, которые предпочитают выбирать «Вечерний Ургант».

10 сентября 12:33

как шоумен пришел к успеху и счастливому браку

16 апреля свой 41-й день рождения отмечает известный телеведущий и шоумен Иван Ургант. С телеэкрана перед нами предстает веселый и неунывающий мужчина. Какой же он на самом деле, разбирался Woman.ru.

Ивану Урганту 41 год!

Говорят, невозможно нравиться всем. Однако Ивану Урганту это каким-то образом удается. С другой стороны, а за что его не любить? Примерный семьянин, работяга, привлекательный мужчина с непревзойденным чувством юмора, в скандалах не замечен, всегда вежлив, неизменно галантен. А какой у него стиль!..

16 апреля ведущему исполнился 41 год. Половину своей жизни Иван посвятил телевидению, зрителям.

Казалось бы, он всегда на виду, при этом никто из нас точно не может сказать, что скрывается за этой маской саркастичного мужчины. А, может, это и не маска вовсе?

«Он не балагур, это его работа — он профессиональный телеведущий. Он не снимает маску. Маска — это внутреннее качество, а не внешнее. Он так существует по жизни, у него такой образ мышления, он именно так оценивает события и людей, поэтому так говорит. Хочешь прослыть человеком, у которого есть чувство юмора, говори правду. Он это и делает», — так описывал своего сына Андрей Ургант.

За все эти годы шоумен дал не так много интервью и, пожалуй, ни в одном из них не раскрылся до конца.

Иван умело пользуется способностью много говорить, но в сухом остатке ничего не сказать по существу. И не потому, что ему нечего сказать, а потому, что ведущий воспринимает свою популярность как некий побочный эффект и не желает играть по ее правилам. Иван как зеницу ока оберегает свою личную жизнь, лишь изредка пуская общественность за кулисы…

Не с серебряной ложкой во рту

Иван Ургант родился 16 апреля 1978 года в семье знаменитых актеров. Его бабушка Нина Ургант — известная в СССР артистка театра и кино, дедушка Лев Милиндер был актером театра комедии. Родители Ивана — Валерия Киселева и Андрей Ургант — тоже оба актеры.

Маленький Ваня Ургант с мамой

Отец и мать Урганта-младшего развелись, когда ему едва исполнился год. Маленький Ваня остался жить с мамой и все свое детство провел за кулисами театра. Конечно, это не могло не отложить свой отпечаток, и парень решил продолжить династию актеров.

В своих немногочисленных интервью Иван подчеркивал, что рос самым обычным ребенком, много денег не видел и потому с детства стремился их зарабатывать (уже в девять лет он устроился на свою первую работу). Этот же фактор стал причиной того, что отношения Урганта с театром не сложились: там слишком мало платили, и парень решил искать себя (и достойный заработок) в чем-то другом.

«Восемнадцать мне уже»

Едва достигнув совершеннолетия, Иван решил, что созрел для брака. В 1996 году Ургант женился на студентке Петербургского университета культуры Карине Авдеевой.

«Мы не одобряли этот брак, потому что Карина была значительно старше Вани», — вспоминал в одном из интервью отец телеведущего. Союз молодых людей не продержался и года. Ургант очень быстро понял, что родители были правы. Последовал стремительный развод.

Ургант признал, что не готов был к браку в столь раннем возрасте

После расставания с первой женой Иван сосредоточился на карьере. На тот момент молодой человек решил, что ночные клубы — это золотая жила. Ургант работал сразу в нескольких: в одних трудился официантом, в других — ведущим развлекательных шоу, в третьих пел песни на испанском языке.

Урганта много не бывает

В 1999 году Ивану улыбнулась удача, и он стал подрабатывать на радиостанциях Питера. Тут же началась его карьера на телевидении: харизматичного парня позвали вести программу «Петербургский курьер».

Наконец, молва об Урганте-младшем дошла и до Москвы.

Ивана пригласили на «Русское радио» и «Хит-ФМ», а следом Ольга Шелест и Антон Комолов предложили сотрудничество в рамках утреннего шоу на MTV Russia.

Несмотря на успех и востребованность, Ургант называет тот период непростым в своей жизни. «Во времена работы на MTV я садился в воскресенье на дневной поезд в Санкт-Петербурге, чтобы вечером быть в Москве. Ночевал у своего приятеля. К семи утра я приезжал в студию, вел программу «Бодрое утро» и в девять утра, когда у всех нормальных людей активная жизнь только начинается, уже освобождался. До 12 часов я шлялся по Москве в поисках недорогой еды, после чего садился на поезд и ехал домой, чтобы вечером выйти в эфир на радио. И билеты я оплачивал сам. В месяц на все эти железнодорожные операции уходило 400 долларов. Зарплата моя на канале MTV составляла 400 долларов. Так что я выходил ровно в ноль. Правда, за время, проведенное в пути, я перечитал большое количество прекрасной литературы», — рассказывал телеведущий в одном из интервью.

Благодаря MTV об Иване узнали все

Пусть финансового благополучия работа на MTV и не обеспечила, зато она дала Ивану гораздо больше — узнаваемость. В 2005 году Урганта пригласили вести шоу «Народный артист» на телеканале «Россия», однако вторым домом для телеведущего стал Первый канал. Именно там Иван смог реализовать весь свой потенциал. «Прожекторперисхилтон», «Большая разница», «Смак», «Одноэтажная Америка», «Большая премьера», «Весна с Иваном Ургантом», «Цирк со звездами», «Вечерний Ургант» — можно сбиться со счета, перечисляя все программы, которые он вел и ведет вот уже почти 15 лет.

Сегодня об Иване говорят как об уникальном явлении на телевидении. Он искусно владеет словом, обладает прекрасным чувством юмора, появляется в эфире практически ежедневно, однако зрителю не надоедает, о чем свидетельствует фраза «Урганта много не бывает», ставшая чуть ли не народной поговоркой.

Иван Ургант — одно из самых узнаваемых лиц на российском телевидении

Кроме того Иван известен еще и как прекрасный актер. Самый знаменитый проект с его участием — комедия «Елки». В детстве Ургант ходил в музыкальную школу. Во взрослом же возрасте это все вылилось в сольное творчество под псевдонимом Гриша Ургант.

Поразительно: за что бы ни брался этот человек, ему все удается!

«Я очень люблю свою работу. И я люблю ее не потому, что меня узнают на улицах, а потому, что я ее действительно люблю. И конечно, мне страшно представить, что настанет момент, когда у меня не будет такой работы. Но я отгоняю от себя эти мысли алкогольным веером», — как всегда с иронией делится своими мыслями Иван.

Ургант-муж

Во время работы на MTV у Ивана были длительные отношения с Татьяной Геворкян. Молодые люди прожили вместе пять лет, но до ЗАГСа дело так и не дошло. Тем не менее в своих интервью Татьяна отмечала, что шоумен не единожды звал ее замуж, однако она боялась штампа в паспорте.

Иван Ургант и Татьяна Геворкян были вместе пять лет

Ходят слухи, что расставание Геворкян и Урганта произошло как раз из-за Натальи Кикнадзе — бывшей одноклассницы телеведущего. Якобы в старших классах Ваня был влюблен в Наташу, но она тогда не отнеслась к его признанию серьезно, и по окончании школы их пути разошлись. Есть версия, что спустя годы Иван поехал в Санкт-Петербург на праздник к одному из друзей, случайно встретил свою первую любовь, и былые чувства вспыхнули с новой силой.

На тот момент у Натальи также за плечами был брак, в котором родились двое детей — Нико и Эрика.

Этот факт Урганта ничуть не испугал — упускать свое счастье во второй раз он не собирался.

Иван и Наталья тщательно скрывали свой роман: даже родные телеведущего узнали о его свадьбе из газет. С годами ситуация не изменилась: шоумен по-прежнему не распространяется о своей личной жизни, но подчеркивает, что горд быть отцом большого семейства. А оно у Урганта действительно большое.

В 2008 году у Натальи и Ивана родилась первая общая дочь, которую назвали Ниной — в честь бабушки Урганта. В 2015-м на свет появилась вторая дочь Валерия — нареченная в память о маме шоумена, которая ушла из жизни в том же году. К слову, в апреле 2018-го в Сети появились слухи о том, что Кикнадзе вновь беременна. Пока так и не ясно, стал ли Ургант отцом в третий раз. Если счастливое событие и произошло, мы, по обыкновению, узнаем об этом очень нескоро.

Иван Ургант с супругой Натальей Кикнадзе

Шоумен не любит говорить о личной жизни, но еще больше не любит слышать клевету о своей семье. Так, в 2014 году в Рунете прошла волна слухов о том, что Наталья и Иван разводятся. Не выдержав натиска, Ургант впервые публично заговорил о своей жене.

«Ребята, тут в прессе появилась информация о разладе в моей семье. Со ссылкой на некоего Бориса Хигира, доктора. Мол, плохо все у масясек. Так вот! Сообщаю! Лучшее, что есть в моей жизни, — это моя любимая жена и семья», — написал Иван в своем Твиттере.

Ургант-отец

По тем немногочисленным интервью Урганта уже можно понять, что отец он замечательный. Каждое его слово о детях пропитано необыкновенной любовью и нежностью. Иван подчеркивает, что все его свободное время всегда посвящено семье.

Телеведущий обожает проводить время с семьей

«Не очень люблю просто валяться и настолько редко вижу детей, что если у меня есть возможность чем-то с ними заняться, я этой возможности не упущу. Не успеем оглянуться, как они вырастут и скажут: »Папа, скажи PIN-код своей кредитной карточки. Эти четыре цифры будут нам лучшим подарком». Пока им нужно от меня что-то, помимо PIN-кода, этим надо пользоваться», — саркастично рассуждал шоумен в одном из интервью.

«Я не строгий, я недостаточно внимательный, но трепетный отец. Мне сложно воспитывать детей, которых я так люблю. В общем, думаю, будут они из меня веревки вить», — признавался Ургант. И снова не без иронии.

Иван души не чает в своих дочках

Иван крайне редко балует поклонников семейными снимками в соцсетях. Исключения составляют дни рождения дочерей, и тогда мы все можем полюбоваться его красавицами.

Просто Иван Ургант

Владимир Познер как-то сказал, что за время работы над совместным проектом «Одноэтажная Америка» он узнал Ивана Урганта таким, каким его знают немногие. В частности, известный журналист заставал телеведущего в моменты и грусти, и злости, и невероятной серьезности.

Тем не менее Владимир Владимирович подчеркнул, что тот Иван, которого мы видим на экранах, — это не образ.

«Существует стереотип, будто внутри человека, который много шутит, живет боль, что он скрывается за преградой иронии, его робкое, ранимое сердце бьется в конвульсиях. И не дай бог заглянуть ему в душу и увидеть измочаленную страданиями жизнь. В моем случае хочу сказать, что я не настолько интроверт, насколько вы думаете. Я очень люблю людей. Мне нравится знакомиться с ними, разговаривать, смотреть в глаза. Мне нравится, когда я людям нравлюсь. Мне реже нравится, когда я людям не нравлюсь», — вот как сам говорил о себе Иван.

Иван Ургант отмечает, что по жизни старается не унывать

За время подготовки этого материала мы прочитали немало интервью и не нашли ни одного, где бы шоумен не шутил. Есть ощущение, что так он и идет по жизни — с хитрой улыбкой. Ургант уверен: в любой ситуации можно найти что-то смешное, это помогает проще относиться к окружающим катаклизмам и неурядицам, сохранять бодрость духа. На наш взгляд, отличный совет, согласны?

Напоследок приводим блиц-опрос, на который Иван Ургант отвечал в программе у Владимира Познера и который, возможно, чуть больше раскроет для нас таинственного телеведущего.

Чего вы боитесь больше всего?
Одиночества.

Какую черту вы более всего не любите в себе?
Лень.

Какое качество вы более всего цените в мужчине?
Надежность.

А в женщине?
Юмор.

Если бы вы могли что-то одно в себе изменить, что бы это было?
Я бы не стал ничего менять.

Если бы вы могли выбрать место своего рождения, какое бы это было место?
Я бы не стал менять место своего рождения.

Какая ваша главная черта?
Доброта.

Какой литературный герой вам ближе всего?
Тот герой, про которого писал во всех своих книгах Сергей Довлатов.

Что вы больше всего не любите?
Бриться.

Оказавшись перед Богом, что вы ему скажете?
Я спрошу: «И что же дальше?».

Мы поздравляем Ивана Урганта с днем рождения, желаем ему не останавливаться на достигнутом, продолжать творить и радовать нас своим творчеством, а также любить и быть любимым. 

что остается за кадром «Вечернего Урганта»

Наверное, скоро будут снимать фильм о том, как снимается программа «Вечерний Ургант». И этот фильм о шоу может стать отличным учебником для студентов, мечтающих повторить успех программы Ивана Урганта.

Но пока такого фильма нет, остается только послушать, что говорит о рабочем процессе съемок «Вечернего Урганта» его бессменный ведущий Иван Андреевич. Ургант, безусловно.

Домой, домой… Ургант возвращается в Петербург

— Правда ли, что в июне съемки вашего шоу «Вечерний Ургант» пройдут в Петербурге?

— Да, я возвращаюсь домой. С 17 июня съемки программы пройдут в Петербурге. В четвертый раз команда «Вечернего Урганта» приедет в мой родной город. Белые ночи — самое время поработать в Северной столице. Белые ночи, светлые люди, яркие встречи. Все как мы любим.

Мы в программе «дообъясняем»

Фото: Степан Третьяков («Вечерний Ургант»)Фото: Степан Третьяков («Вечерний Ургант»)

— Как рождаются темы ваших программ? Вы смотрите «ЯНовости»? Читаете «Дзен»? Инстаграм? Как определяете, что именно эта тема станет важной для вашего зрителя?

— Мы, безусловно, смотрим на картину дня. Для программы важно, чтобы тема уже прозвучала в Интернете и была интересной нашим зрителям. Конечно, мы читаем все новости. Часто бывает, что мы в программе «дообъясняем» что-то по темам, которые интересуют наших зрителей.

«А собаку зовут Филя»: в День пограничника Иван Ургант высмеял третье место Лазарева на Евровидении-2019По мнению ведущего, именно этот российский артист стоит на страже российских границ.

Куда нас заведет «этот Дзюба»?

— Сколько в ваших программах импровизации?
— Конечно, не все в программе можно запланировать. Импровизация у нас есть, как и заранее придуманные ходы. Более того, мы делаем все для того, чтобы зритель ее замечал.

Разговор с гостем — это всегда импровизация, откуда же знать, что мне ответит и куда нас заведет «этот Дзюба».

Одна из самых смешных шуток, это когда идет человек по улице и — бац! — упал…

Фото: Степан Третьяков («Вечерний Ургант»)Фото: Степан Третьяков («Вечерний Ургант»)

— И можете ли рассказать самый запомнившийся острый момент съемок — хотя бы последнего года? Такой момент, знаете, когда вы понимаете: только опыт и чистое везение помогло…

— Бывают, конечно, моменты, которые придумать сложно. Сова, к примеру, прилетит в студию! Или люди заходят, которых в кадре быть не должно. Да всякое бывало. Но мы стараемся по максимуму все это в эфире оставлять.

Мы убеждены, что чем меньше в передаче будет монтажных склеек, тем интереснее и живее она будет. У людей возникает ощущение, что они увидели кусочек настоящей, а не отрежиссированной и смонтированной жизни.

Вот только что Алла Михеева на съемках встала и… сломала каблук. А на ней, к слову, было роскошное платье, в цветах российского государственного флага. Сама Алла, как вы знаете, девушка стройная — как древко знамени. И вот она пришла в студию в абсолютно патриотичном костюме, потом вскочила, решив добавить градус патриотизма — и сломала каблук. А мы посмеялись.

Нет ничего на свете веселее и смешнее, чем когда наш друг или знакомый попал в идиотскую ситуацию. Как говорил мой отец: «Одна из самых смешных шуток, это когда идет человек по улице и — бац! — упал».

Вся классика Чарли Чаплина построена на этом. И вот уже больше ста лет смешит нас. А я с Чарли Чаплиным в один день родился.

Они смотрели «Игру престолов», надеялись на «небольшую оргию». Без меня!

Фото: Степан Третьяков («Вечерний Ургант»)Фото: Степан Третьяков («Вечерний Ургант»)Фото: Степан Третьяков («Вечерний Ургант»)

— Какие традиции уже есть на съемках «Вечернего Урганта»? Есть какой-то ритуал начала работы и ее окончания?

— У нас было много традиций, которые мы пытались вводить поначалу. Ну, например, перед съемками садиться в «орлятский» круг возле костра и петь песни ленинградских поэтов и композиторов 60—70-х годов ХХ века. Но во время исполнения первой песни все участники встали и ушли. А какая песня была хорошая… «Ребята, надо верить в чудеса…» Традиция умерла, не родившись.

Зато дни рождения, свадьбы, появление на свет детей — все празднуем.

И есть, оказывается, еще одна традиция, которой уже несколько лет. Я о ней узнал случайно, потому что в круг избранных допущен не был.

Выяснилось, что бОльшая часть творческого коллектива по понедельникам собиралась в доме у нашей коллеги и смотрели новую серию «Игры престолов». Вы спрашиваете: а почему меня не приглашали?

Видимо, всегда была надежда, что мирный просмотр сериала перерастет в небольшую оргию, как в сериале! А я, значит, их в качестве участника оргии не устраиваю. По возрасту? По вероисповеданию?

В общем, я узнал про эти сборища в самый последний момент, когда сериал-то уже и закончился. Теперь эта компания смотрит «Чернобыль». А там оргий нет.

Но меня все равно не зовут!

Мечтаю о встрече с Олегом Валериановичем Басилашвили

Фото: Степан Третьяков («Вечерний Ургант»)Фото: Степан Третьяков («Вечерний Ургант»)

— Есть ли у вас гость-мечта? Тот, которого вы мечтаете увидеть в программе, но пока не получается?

— Если мечтать по-крупному, то я был бы счастлив увидеть в нашей студии оставшихся в живых участников The Beatles, спортсменов Национальной баскетбольной ассоциации, президентов разных стран.

И есть человек, о приходе которого в эфир «Вечернего Урганта» я мечтаю отдельно. Это Олег Валерианович Басилашвили. Не складывается пока у нас его заполучить в программу. Может, вдруг прочтет это интервью да и придет?

Я всегда верил, что мы вернемся на свой час

Фото: Степан Третьяков («Вечерний Ургант»)Фото: Степан Третьяков («Вечерний Ургант»)

— Многие зрители были недовольны тем, что «Вечерний Ургант» выходила позже обычного. Народ жаловался, писал в соцсетях возмущенные посты. А теперь вы вернулись на свое привычное время. Жалобы сыграли роль?

— Да плохо жаловались! Пусть бы с Екатеринбурга пример брали: пришли бы к Останкино с плакатами: «Требуем вернуть Урганта на 23:30!».

Действительно ведь, очень поздно мы в эфир выходили — жалко поклонников передачи, которые вынуждены были полночи ждать любимое шоу.

Но я всегда верил, что мы вернемся на свой час, к которому семь лет приучали зрителя. Я не сомневался в том, что все произойдет именно так. Любимую передачу наши любимые зрители будут смотреть в свое любимое время.

Смотрите нас в эфире из Петербурга с 17 июня!

«Страшно прослыть человеком, серьезно к себе относящимся»

Иван Ургант

Все маленькие люди похожи друг на друга, каждый высокий человек высок по-своему. В этом смысле Ургант — каллиграфическая каланча, как будто выросшая из собственного смеха для нужд смеха же. Он похож на прописную букву вроде тех, что составляли логотип «Веселых картинок» (впрочем, он бы и в «АБВГДейке» смотрелся как влитой).

«Вы мне еще не задали вопрос, а я уже начал на него отвечать», — он забирает у меня диктофон и подносит его к губам на манер собственного альтер эго, певца Гриши Урганта. Я действительно недоговорил — нехитрая моя мысль состояла в том, что «Вечерний Ургант» в современных российских условиях не может считаться просто телепередачей, в ней, очевидно, присутствует некая сверхидея, и она — про смягчение нравов, дружбу с народом и умаление жлобства и зла, и в этом смысле сам Ургант напоминает персонажа из 18-го века.

«Я вообще всех люблю, у меня нет внутри ненависти. Опять-таки, чем больше ты ненавидишь, тем меньше у тебя шансов попасть на обложку журнала с таким названием»

Он отвечает: «Как писал Довлатов, все это чрезвычайно лестно. Если за этой передачей и стоит концепция, то, понимаете, она заключается в том, что добро побеждает зло и лучше ложиться спать с хорошим настроением, чем с плохим, человек, который хорошо спит, встает с улыбкой на лице, а с улыбкой на лице гадости совершать сложнее. А если ты можешь найти в себе силы, чтобы посмеяться над собой, это сразу выделяет тебя на фоне твоих угрюмых друзей и… — Ургант на чуть постижимую долю секунды замолкает, кажется, что он завис, как сериал в режиме онлайн-просмотра, но это ложная тревога тут же разрешается привычной шуткой: — И лежащих рядом животных».

Иван Ургант

Я предполагаю, что непрестанное общение с людьми в подобном улыбчивом формате неизбежно должно привести к той или иной форме мизантропии, но ему так не кажется:

«Ну, есть, конечно, небольшая опасность оказаться в положении горячо мной любимого Дэвида Леттермана, который вообще затворник, ему в лунгинском фильме «Остров» впору сниматься. Но я, в отличие от Леттермана, испытываю жгучую радость при очных встречах, я вообще всех люблю, у меня нет внутри ненависти. Опять-таки, чем больше ты ненавидишь, тем меньше у тебя шансов попасть на обложку журнала с таким названием, потому что мужское здоровье зависит от этого, ненависть изнутри подбирается своими крюкастыми пальцами к нашей предстательной железе совершенно с другого входа, она бьет туда откуда не ждешь».

Ургант, конечно, может как угодно иронизировать над искомым мужским здоровьем, однако же, очевидно, что сам он пребывает в прекрасной форме и поддерживает ее вполне расхожими способами. Последний раз мы разговаривали с ним лет пять назад — и, может быть, это мои домыслы, но мне показалось, что с тех пор рукопожатие его стало значительно тверже.

«Приходишь в спортивный зал, натягиваешь узкие, плотной материи, шорты, обтягивающие твои такие же узкие чресла, надеваешь с ярким черепом футболку, повязываешь что-то такое на голову — короче, делаешь все, чтобы не привлекать внимание противоположного пола на 20 лет тебя младше»

Он, собственно, и не спорит: «Появилась уникальная штука — можно заниматься спортом и получать информацию. Знаете, как я понял, что время проходит безвозвратно — это ведь тема большинства ваших текстов? Исключительно через тематику журнала Men’s Health. Раньше заставить меня простоять больше получаса на каком бы то ни было тренажере было невозможно, я изнывал на седьмой минуте, давайте будем реалистами, это чудовищно скучно, какая бы Ким Кардашьян ни ехала на велотренажере перед тобой. А теперь у меня это время выросло до часа. Все ускорилось, биологические часы тикают, суставы щелкают, время пить протеин. Можно смотреть кино, можно слушать аудиокнижку, что мне пока не очень свойственно, я скорее слушаю лекции. Приходишь в спортивный зал, натягиваешь узкие, плотной материи, шорты, обтягивающие твои такие же узкие чресла, надеваешь с ярким черепом футболку, повязываешь что-то такое на голову — короче, делаешь все, чтобы не привлекать внимание противоположного пола на двадцать лет тебя младше. Встаешь на степпер, ставишь фильм «Андрей Рублев» — и впереди два с половиной часа счастья. Но, кстати, нет ничего лучше, чем смотреть спорт в тот момент, когда спортом же и занимаешься. Я недавно поставил рекорд: посмотрел весь седьмой матч финала NBA между командами Golden State и Cleveland Cavaliers на беговой дорожке. Впрочем, я не бегаю, я хожу, бегать я не могу, потому что, когда ты бежишь, сразу возникает вопрос «А куда я бегу?». А вот ходить нам с вами, Максим, несомненно, надо — я слишком долго стоял без движения на сцене, вы слишком долго писали про вино».

Я машинально замечаю вслух, что «узкие чресла» — это, очевидно, не нарочная цитата из Ивлина Во, а именно из «Возвращения в Брайдсхед», но, оказывается, цитата вполне явная: «Я совсем недавно прочел эту книгу, полюбил ее невероятно, и это, кстати, прекрасный пример того, насколько жестоким, едким, сатирическим и гадким может быть английский юмор и издевательства над себе подобными и над собой в том числе».

Иван Ургант

На самом деле, сколько бы И.У. ни говорил про издевательства над собой и себе подобными, это все, конечно, от лукавого. Его смех — окутывающий и сберегающий, он выгодно подсвечивает как адресата, так и отправителя. Для сравнения: юмор того же Нагиева куда более болезненный, едкий и оттого уязвимый.

Он продолжает: «Страшно прослыть человеком, серьезно к себе относящимся. У нас волнообразно этот процесс проходит в государстве — то так, то так. Одно время смеялись над собой, потом немножко поменьше стали, сейчас что-то совсем не смеемся. Но не то чтобы я прямо пытаюсь все расставить по нужным полочкам, у нас же не сатирическая программа, в конце концов. Мы же так — иногда из-за угла кого-нибудь ударить нагайкой по спине из проезжающего троллейбуса — вот наша миссия».

«Нагайкой из троллейбуса» — это напоминает его нашумевшую хохму про комиссара и обитателей деревни, и я вдруг понимаю, что подобные образы навеяны не новейшей антикорректностью, но скорее беспечно-благостным прошлым. Ургант, конечно, Иванушка International в смысле освоения американских телестандартов, но одновременно в нем есть что-то глубоко советское (и дело не только в актерской родословной). Пока мы разговариваем, он оперирует в основном архивными деталями: «Райская птица залетела в мое Чертаново», «Вместо меня можно поставить бюст Юрия Андропова» и т. д.

«Вечерний Ургант» — это, вообще-то, замена Рязанову (кто-то заметил, что ценность Рязанова состояла в том, что он заставлял 86 процентов населения любить искомые 14, и Ургант, в общем, движется в том же направлении). Его прообраз в телевизоре — это, несомненно, Ширвиндт (совпадают даже и музыкальные наклонности, вспоминается почему-то ширвиндтовская песенка «Танго расставания»).

Ургант кивает: «Нет более лестного сравнения для меня, чем Александр Анатольевич, прямым потомком и учеником которого я себя считаю, и именно его умение быть несерьезным внутренне, оставаясь серьезным внешне, я в себе тренирую. В конце концов, Men’s Health — это журнал про тренировки, и я тренирую именно это умение».

Он славен своей реакцией, Ургант = urgent, хотя дело скорее всего не в скорости (данное умение, в конце концов, можно, как он и сам признается, натренировать), но в связности. Его шутки образуют неделимый поток, он не пользуется отдельными остротами, но как будто подхватывает твою фразу и продолжает в единственно возможном, то есть комическом ключе (подобно тому как он забрал у меня диктофон и стал отвечать, не дожидаясь вопроса).

Это некая грамматика смешного (не зря же он похож на заглавную букву), его смех — это связующее звено, нечто круглосуточное, и в самом Урганте, кстати, есть что-то от гостиничного администратора из фильмов Уэса Андерсона (он даже немного похож на тамошнего актера Джейсона Шварцмана). Подобное умение продлевать, связывать и служить дополнением позволяет ему оби­тать в разных контекстах: вчера он выступал на вечере Дмитрия Быкова, а сегодня уже записывает совместный рэп с Николаем Басковым, причем и то и другое в его случае одинаково уместно, хотя мало кому бы тут подобная неразборчивость сошла с рук.

Иван Ургант разозлил верующих шутками о Христе

Православные активисты ополчились на Ивана Урганта после шуток о Христе. Верующие создали петицию с требованием лишить ведущего Первого канала российского гражданства. Причиной негодования общественности стал рождественский эфир программы «Вечерний Ургант».

Иван Ургант во время шоу «Вечерний Ургант» побеседовал с Жераром Депардье. Он показал артисту коллаж, который иллюстрировал рождение американского актера Николаса Кейджа. Голливудская знаменитость была изображена в колыбели в окружении овец и режиссеров Никиты Михалкова, Квентина Тарантино и Стивена Спилберга. После чего телеведущий и его гость поговорили на тему Рождества.

Однако православные активисты усмотрели в этом глумление над верой и заявили, что шутки о Христе недопустимы. Посчитав коллаж пародией на икону с изображением Рождества Иисуса Христа, они опубликовали петицию с требованием лишить телеведущего российского гражданства. Рассерженные граждане намерены подать документ вместе с заявлением в правоохранительные органы, чтобы там проверили высказывания Депардье и Урганта по статье «Оскорбление чувств верующих».

Жерар Депардье и рэпер Джизус в гостях у Ивана Урганта

«В начале рождественского выпуска Иван Ургант показал фотокомпилляцию, пародирующую икону с изображением Рождества Иисуса Христа, и тем самым задал тон для беседы с Депардье. Французский актер активно поддержал предложенную тему. Сравнил Христа с поросенком. После чего ведущий и гость активно продолжали кощунствовать», — заявили активисты.

Также Ургант, по словам верующих, представил молодого рэпера, выступающего под именем Джизус. У певца на груди они заметили фразу «Я — Сын Бога» на английском языке. «А также различная символика, напоминающая оккультные и сатанинские символы», — говорится в петиции.

Жерар Депардье в шоу «Вечерний Ургант».Выпуск от 07.01.2020

В свою очередь, представитель Дмитрия Хрусталева, который является соведущим Ивана Урганта, заявила, что у православных активистов нет чувства юмора и они пишут петиции против артистов от скуки. По ее словам, ни Хрусталев, ни Иван Ургант не обращают внимания на такие «документы».

«Людям надо всем чем-то заниматься, как-то жить. Люди пишут коллективную петицию о том, что у них нет чувства юмора. Они не понимают, что программа юмористическая. Никто не приходит на программу из церкви», — цитирует девушку «360». Она добавила, что вся команда «Вечернего Урганта» сейчас в отпуске, потому не заметили эту петицию.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *